fb43a8b4

Каледин Сергей - Коридор



Сергей Каледин
Коридор
повесть
* ЧАСТЬ ПЕРВАЯ *
1. СНАЧАЛА
До турецкой войны Петр Анисимович был крестьянином. Под Плевной ему
выбило глаз, и, когда он лежал в лазарете, ему предложили выучиться на
фельдшера.
В Павловский Посад Петр Анисимович вернулся человеком уважаемым.
Собственный его глаз был огромный, голубой, ничуть не потускневший из-за
отсутствия второго, потому что сам Петр Анисимович был человеком красивым,
богатырского сложения и мягкого нрава.
Петр Анисимович долго выбирал себе жену, но же-ниховался недолго. Даша
для приличия закапризничала- вроде не хотела за "кривого", но Петр
Анисимович пригрозил, что уйдет в монастырь, и свадьба состоялась.
Нехорошо он себя вел только в редкий перепой, что потом переживал и
винился перед женой, женщиной под стать ему доброй и покладистой. Жену свою
Петр Анисимович уважал и ценил. Советовался с ней. По утрам, когда дети
еще спали, жена ставила самовар, и они пили чай вдвоем, неспешно обсуждая
домашние дела. В этот час ребятишкам запрещалось пробегать по комнате даже
по нужде.
Работать Петр Анисимович поступил в психиатрическое отделение
городской больницы, где кроме обычных фельдшерских знаний требовались сила,
храбрость и, самое главное, умение не забывать, что здоровые с виду
сумасшедшие на самом деле люди больные, большей частью неизлечимые.
Хотя денег в доме с нарождением детей становилось все меньше, прокорм,
слава богу, был: вольнопрактикующий лекарь Павловского Посада Григорий
Моисеевич, понимая, что Петр Анисимович человек казенный - на жалованье,
посылал к фельдшеру своих несложных больных.
Егор родился у фельдшера последним, пятым, и потому помельче
предыдущих. В Павлопосадском реальном училище Егор занимался прилежно, но
недотянул отец обучение младшего сына. Сочувствуя бедности одноглазого
фельдшера и принимая во внимание красивый почерк мальчика, директор училища
помог Егору Петрову Степанову поступить на службу в Павлопосадское
отделение Русско-французского акционерного общества хлопчатобумажной
мануфактуры учеником конторщика.
Насмотревшись на запои отца, которые со временем участились, Егор, для
благозвучия - Георгий, вина не употреблял вовсе и вскоре обзавелся шляпой
канотье, белым чесучовым костюмом, как у коллег, немецким велосипедом на
красных шинах с гуттаперчевым мяукающим рожком и очками для солидности.
Со своей будущей женой Липочкой Георгий познакомился в шестнадцатом
году в Москве, прибыв туда занять предложенную ему должность конторщика на
кабельном заводе.
Липа, или, как было написано в ее студенческом билете, "госпожа
Бадрецова Олимпиада Михайловна", заканчивала второй курс на математическом
факультете Высших женских курсов Гирье.
Липу в Москву на учение отец ее, ткацкий мастер Михаил Семеныч,
собирал собственноручно. Не доверяя жене- Матрене Васильевне, Липиной
мачехе,- перепроверял баулы, записывал, что есть, что надо будет. Комнату
снял дочери в Москве по первому разряду на полном пансионе. Только учись. И
хозяйке велел еженедельно отписывать за отдельную плату наблюдения: как
Липа учится.
Училась Липа прилежно, первый раз жалоба пришла через год: курит.
- Зачем же ты, Липа, куришь? - строго спросил Михаил Семеныч, срочно
прибывший в Москву. Был он старовер и курение почитал большим грехом.
- У нас, папаша, медички живут в квартире,- бойко затараторила дочь,-
они на мертвых телах обучаются в анатомическом театре. От мертвых тел запах.
От запаха мы и курим.
Ответом дочери Михаил Семеныч удовлетворилс



Назад