fb43a8b4

Каленюк Евгений - Круг Замыкается



Евгений Каленюк
КРУГ ЗАМЫКАЕТСЯ
Сухой кашель выстрела всколыхнул тишину над озером, которая
тотчас же сомкнулась вновь. Пуля раздробила острый каменный зуб,
торчавший из воды невдалеке от берега, брызнули осколки, верхуш-
ка зуба осела и, покачнувшись, рухнула в воду с утробным
всплеском. Эха над этим озером не было.
Я сел на большой замшелый валун и, привалившись спиной к ска-
ле, взглянул на восток. Зарева вечернего города отсюда уже не
было видно. Правильно. Хоть сейчас город не помешает мне ничем.
Медленно, проверяя свою руку, я поднял пистолет. Еще один зуб,
выточенный прихотливыми прибрежными волнами, рассыпался камен-
ным крошевом.
Пожалуй, пора. Hаверное, я еще не совсем осознал, что собира-
юсь сделать, так как моя рука, нисколько не дрогнув, послушно
повернула оружие в противоположном направлении. "Давненько я не
чистил ствол..." - мелькнула в голове глупая и абсолютно нес-
воевременная, мягко говоря, мыслишка.
- Добрый вечер, - услышал я совсем рядом.
Странно, я не слышал шагов. Hаверное, я подумал это вслух,
так как опять услышал голос:
- Это озеро поглощает звуки. Молчащее озеро.
- Добрый вечер и вам, - отозвался я, опуская пистолет. - Я не
знал, что это озеро - Молчащее.
- Вы нездешний? - незнакомец, плохо различимый в сумерках,
присел рядом.
- Да, по делам в Городе.
- Дела, наверное, неважные, - он кивнул на пистолет, который
тяжело повис в уже расслабленной руке.
- Да, есть немного...
- Вы удивлены отсутствием моего удивления? Это озеро... Оно
располагает... Я здесь для той же цели.
Я повернул голову и впервые посмотрел на своего собеседника с
интересом. И тут его прорвало...
* * *
Я не имел ни малейшего понятия, кем был этот человек. Мне, да
и ему тоже, все на свете очень скоро станет таким далеким и не-
нужным... Я рассказал ему все.
О том, как мы встретились с ней в первый раз. О досках качав-
шейся палубы и о сломанном каблучке, о том, как, презрев лифт,
нес ее на руках до восьмого этажа. О первой ночи, звездах и теп-
лых струях воздуха из климатизатора. О путешествии, прохладных
рассветах и водителе попутного грузовика, который до смерти не
любил спагетти. О поцелуе, который она оставила на моем автоот-
ветчике, еще не предполагая, что он окажется последним. И о за-
пахе горелого мяса, смешанном с бензиновой гарью, о показаниях
свидетелей. Там было много народу, но не было меня...
С минуту мы молчали.
- Становится прохладно, - заметил он наконец и сунул свой
пистолет куда-то подмышку.
- Осень. Вечер, - Я поднялся.- Самое время немного искупаться.
Он встал рядом:
- Здесь, вероятно, метров двадцать.
- Да. Это озеро - результат землетрясения девятого года. Зем-
ля просела - видите, какой ломаный берег. Внизу камни... Я хотел
бы остаться вон на том.
Я шагнул вперед, к самому обрыву.
- Подождите! - он схватил меня за рукав.- Хотите, я расскажу
вам свою историю?
Я в нерешительности остановился. Из-под моей ноги сорвался
камешек и, стукнув на прощание, сгинул беззвучно в глубине.
- Почему нет? Мне особо торопиться некуда.
Мы сели на покрытую шершавым лишайником глыбу, еще хранившую
остатки дневного тепла.
- Я был бизнесменом, - начал он, сев несколько неестественно
прямо.- Смею надеяться, хорошим. Я уважал закон, но в некоторых
довольно редких случаях мне все же приходилось его игнорировать.
То, что осталось от этих случаев, теперь всегда со мной, - он
похлопал себя по левой стороне груди, и было неясно, имеет он в
виду сердце или пистолет.
- Я имел почт



Назад