fb43a8b4

Калганов Андрей - Ветер С Итиля



sf_history adv_history Андрей Калганов Ветер с Итиля Степан Белбородко — лже-колдун и лже-экстрасенс — и подумать не мог, к чему приведет встреча с очередным клиентом. Промышлял он снятием порчи, сглаза и венца безбрачия, творил заговоры от несчастий — морочил голову легковерной публике.

И вдруг вся жизнь полетела к чертям, в которых не верил. Простое, казалось бы, дело обернулось… переносом в прошлое.
Восьмой век. Нет лада в славянских землях. Каждый сам за себя. Всякий чужак — враг.
Трудно выжить, когда оказываешься в самой гуще кровавых событий. Трудно, но можно. Если из лже-колдуна превратиться в настоящего шамана…
ru ru Black Jack FB Tools 2005-04-22 OCR&Spellcheck Alonzo C3EC7B93-62BA-404D-AC41-0E3ECCE34282 1.0 Калганов А. Ветер с Итиля Крылов СПб. 2005 5-94371-773-0 Андрей Калганов
Ветер с Итиля
Прочтя книгу или свиток, лучше всего сжечь их или выбросить прочь.
Не скупись на знаки признательности тому, кто рассказывает тебе о чем-то бесполезном. Иначе в следующий раз он не расскажет тебе о чем-то очень для тебя важном.
ХагакурэЧасть I. КОЛОДЕЦ
Есть на Украине придание, взятое, как говорят, из актов: злая и пьяная баба, поссорившись с соседкой, пришла в суд и объявила, что та украла росу. По справке оказалось, что накануне росы точно не было и что обвиняемая должна быть ведьма. Ее сожгли. Проспавшись, баба пришла в суд каяться, что поклепала на соседку, а судьи, услышав это, пожали плечами и ударили об полы руками, сказав: «От тоби раз!»
Владимир Даль. «О поверьях, суевериях и предрассудках русского народа».Глава 1,
где рассказывается о странном экзамене, который пришлось выдержать Степану Белбородко и который совсем не выглядел экзаменом, а выглядел обыкновенным хулиганствомНа сходе с моста застыл человек. Невзрачный, в потертом сером плаще и видавшей виды шляпе.

Был он не велик ростом, но и не мал. Какой-то весь из себя средний, неприметный. Такого увидишь и враз позабудешь.
Человек долго смотрел вслед Степану. Словно что-то прикидывал. Когда тот пропал из виду, человек развернулся и пошел по мосту.
Дойдя примерно до середины, остановился, прильнул к перилам. Несколько через них перегнулся.
— Я нашел, повелитель, — прокаркал он в темноту, — дело за малым…
Лицо незнакомца исказила судорожная кривая улыбка:
— Загляни мне в глаза, повелитель. Ты сам увидишь…
Одна сменяя другую, картины заполняли огромные, как у ночной птицы, его зрачки…
* * *Было за полночь. Накрапывал дождь — обычная питерская погода, особенно осенью.
Частника решил не брать — хотелось проветриться. Юбилей лучшего друга — дело нешуточное…
Через Дворцовый мост — на одноименную площадь, а там дворами до Конюшенной, и — дома…
Аккурат на сходе с моста расположилась мордастого вида компания. Трое рослых парней в кожаных куртках и страшенная девица с мешками под глазами и перевернутым распятием на груди. Страшенная лузгала семечки, сплевывая шелуху на мокрый асфальт.

Рядом с компанией застыли три мотоцикла с вычурно изогнутыми рулями, с эпатажными клаксонами; на руле одного из «железных коней» за кожаный ремешок была подвешена фашистская каска.
Мимо пройти не удалось.
— О-о-опа! — Один из «заклепанных» толкнул Степана в грудь. — Они гуляють!
Заржали. Девица презрительно сплюнула.
Странные ребята. Вроде не наркоманы, но и не местная шпана. Если бы хотели разжиться имуществом, то действовали бы иначе — били сразу и по голове.

Для развеселых же гуляк — слишком угрюмы и немногословны. Будто работают… Может, кто из богатеньких недругов решил Степана «поучить»?
— Огоньку



Назад