fb43a8b4

Калинина Наталья - Чужая Ноша 1



НАТАЛЬЯ ДМИТРИЕВНА КАЛИНИНА
ЧУЖАЯ НОША
(ЧУЖАЯ НОША #1)
Для Ларисы, девушки явно здравомыслящей, встреча с Вадимом стала поворотной. Молодых людей как-то сразу и намертво привязало друг к другу. Именно с этой встречи вокруг девушки начинают происходить невероятные и зачастую трагические события.

Погибают близкие люди, снятся странные сны, ее любимый попадает в смертельно опасную ситуацию. За расследование берется сестра-близняшка Вадима, обладающая магическим даром. Она не верит в случайность и хочет выяснить, что это – мощный приворот, сделанный Ларисой, порча или проклятие?
В произведении использованы стихи Архиповой Дарьи
ПРОЛОГ
апрель 1956 г.
Запись в дневнике.
« …Они женятся! Иван и эта Лида. Мне сегодня Зойка сказала.

Лидка прибежала к ней в библиотеку утром радостная, сияющая и сообщила. Они ведь подруги – моя сестра Зойка и эта Лида. Ненавижу ее, ненавижу!

Лидку… Если бы не она, Иван, может, стал гулять со мной. Он же ведь тогда, когда первый раз появился в нашем клубе, на танец пригласил именно меня, а не эту выскочку! Это уже потом ее заметил…
Я очень его люблю – еще с того самого вечера, когда он в клубе подошел ко мне… А встречаться стал с Лидкой, не со мной… Она красивая очень, по ней многие ребята сохнут, и не только из нашей деревни. Вот и Ване тоже приглянулась.

Лида всех женихов отшивала, только смеялась над ними, а вот с Иваном стала гулять. Она моей Зойке как-то сказала, что любит его. Она еще много чего рассказывала.

Придет вечером к Зойке, они закроются вдвоем в комнате – шептаться, а я, прислонившись ухом к двери, слушаю. Слушаю и плачу. Один раз они меня так и застукали – подслушивающую и зареванную.

Вначале отчитывали, потом смеялись, что, мол, маленькая, тоже на Ваньку-то глаз положила? Они считают меня маленькой не смотря на то, что я всего на три года младше их. Зойка с Лидкой ровня, Иван их на два года старше.

Меня он тоже, видимо, маленькой посчитал.
Я тогда, когда меня Зойка с Лидкой возле двери застали, разозлилась и убежала. Сестра меня полночи по всей деревне разыскивала. Нашла на сеновале колхозном – зареванную. Мы с ней потом до самых петухов прямо там, на сеновале, проговорили.

Она все утешала меня, говорила, что встречу еще «своего Ваньку» – другого, а этот уже Лиду любит. А я возражала, говорила, что не нужен мне никакой другой ни Ванька, ни Петька, ни Серега. Никто. Только он.

Я умру без него. Так и говорила ей, что без него – умру, жить не буду… Сегодня Зоя сказала мне, что Лида с Иваном женятся, у них на свадьбе вся деревня гулять будет. Зойка специально поторопилась мне первой сказать, пока я от других не узнала.

Думала хоть так смягчить для меня это известие. Понадеялась, что я, узнав о свадьбе, пореву, да потом успокоюсь. Да разве успокоюсь? Только тогда, когда меня не станет. Это известие – мой приговор.

Я не буду жить без Ивана. Или он станет моим, или не станет меня. Другого не будет. Я уже все решила…».
Девушка, дочитав исписанную страницу, отложила ручку: сегодня она не будет делать запись. Вначале собиралась сделать, да потом передумала, просто перечитала последние страницы своего дневника и еще сильней уверилась в мысли, что приняла верное решение.

Закрыв толстую тетрадь в клеенчатой обложке, она убрала ее обратно в тайник и из того же тайника достала женскую косынку для волос и засушенный цветок садовой астры. Она немного помедлила, с нежностью любуясь высохшим и утратившим красоту цветком, а затем бережно завернула его в косынку и спрятала сверток за пазуху.
Ей удалось неза



Назад