fb43a8b4

Калиновский И - Королева Большого Дерби



И.Калиновский
Королева большого дерби
Да, сэр, я и Джо пережили несравненный, блистательный успех, который от
начала до конца создали своими руками. Вот только бедняга Джо в зените
нашей славы умчался, как вихрь, в неизвестность.
Я не боюсь раскрыть карты, потому что сцена опустела, огни погасли и
занавесь опущен.
Да и кому сейчас придет на ум предъявлять претензии к простому созвучию
Электра, под которым скрывалась наша гениальная затея.
Должен сказать, сэр, что сама жизнь, как нарочно, приготовила нас для
этой роли: я пятнадцать лет был сначала ученым, а потом препаратором
отдела непарнокопытных млекопитающих Королевского Британского музея. Моя
специальность - набивка чучел.
А Джо прямо родился механиком и начал играть зубчатыми колесами от
старых сломанных часов еще в люльке. С детства он делал одно и то же:
разбирал, чинил и собирал всякие механизмы. Позже Джо стал владельцем
ремонтно-механической мастерской, в которой, кроме него, не было ни одного
работника. Чинил же он все - от электрической бритвы до электронной
счетной машины.
Наша детская дружба с Джо уже таила в себе семена будущего произведения
человеческого гения. Даже жизненные невзгоды, выпавшие на нашу долю в виде
полосы безработицы, застоя в делах мастерской, в конечном счете пошли нам
на пользу.
Я работал тогда два дня в неделю, подновляя главным образом старые,
выеденные молью чучела ослов и зебр. В отделе рядом с доисторическим
трехпалым Гиппарионом стоял великолепный костяк современного английского
рысака.
Вот этот-то скелет и привлек любознательный взгляд Джо, зашедшего ко
мне в обеденный час.
- Здорово сделано! - сказал он, поглядывая на скаковое сочленение ног и
упругую линию спинного хребта лошади. - Знаешь, Майкл, я раньше не обращал
внимания на то, как природа сработала эдакое вот замечательное шасси да
еще из: такого второсортного материала!
Пока я мыл руки, Джо развернул газету.
- Двадцать тысяч фунтов стерлингов - большой приз национального дерби!
- воскликнул он. - Возьмет же кто-нибудь этот приз, Майкл, и не будет
ждать, пока к нему обратятся с ремонтом велосипеда или примуса. Быть
владельцем такого рысака - это ведь все равно что иметь фабрику денег)
Тут, очевидно, и пришла в голову Джо гениальная мысль, над
осуществлением которой мы стали позднее трудиться.
Именно с этого момента Джо стал задумчив и рассеян. Он отвечал невпопад
и после завтрака не пошел к себе а мастерскую, а вернулся со мной в музей.
До позднего вечера Джо изучал скелет лошади, делал какие-то измерения и
наносил их на бумагу в виде чертежа. При этом он бормотал всякие слова,
вроде: "шарнир Гука", "гибкое сочленение", "рычаг", и тому подобное.
Я смотрел на кусок бумаги, который он держал в руке, и спросил, что все
это значит.
- Это, Майкл, кинематическая схема, а для чего она нужна, узнаешь
потом! - ответил он тогда.
После этого он довольно долго не появлялся, и я выбрал время зайти к
нему. Дверь в мастерскую была закрыта, я постучал, но никто не открыл.
Пришлось пробираться со двора через запасной выход.
Джо оказался в мастерской, он сидел ко мне спиной перед занавеской, за
которой было, очевидно, что-то скрыто. Я разозлился, что он так долго не
открывал дверь, видно, не хотел меня впускать. Но Джо, словно просыпаясь,
смотрел на меня каким-то отсутствующим взглядом. Я спросил, что с ним
случилось.
Вместо ответа Джо молча потянул за один конец занавески, и она сползла
в сторону: на фоне знакомой мне кирпичной стены стоял такой же



Назад