fb43a8b4 пин ап казино

Кальницкий Яков - Конец Подземного Города



Кальницкий Яков
Конец подземного города
Оглавление:
* Человек на льдине
* Как Гарри Гульд попал на льдину
* "Светолет"
* В Москву!
* Гарри Гульд рассказывает
* Гарри Гульд бежит из Подземного города
* Дело принимает неожиданный оборот
* SOS! SOS! SOS!
* "Светолет" отправляется в Арктику
* Пираты двадцатого века
* Опять "Мафусаил"
* ЭП
* Медвежонок переходит на "Светолет"
* Восстание в Подземном городе
* Гибель "Циклона"
* Последнее средство
* Джонни спасает свою шкуру
* По следам
* Полярный Робинзон
* Под водой
* Восстание разгорается
* Находка на дне
* Эскимосы едут на стойбища предков
* Вести из прошлого века
* Когда не помогают миллионы
* Пир не удался
* Эскимосы подбирают неизвестного
* Как создают общественное мнение
* Помощь пришла
* Джонни устраивает свои дела
* Чувство локтя
* Административный центр в опасности
* Счастливая встреча
* Последнее средство действует
* Исход из Подземного города
* "Западная цивилизация"
* Со всех сторон летят самолеты
* Похороны Родионова
* Спасение медведей-воинов
* День рождения Менкса-старшего
* Приход - расход
* "Днепр" возвращается в СССР
Человек на льдине
- Корабль по носу! - донесся крик вахтенного матроса.
Впрочем на капитанском мостике уже заметили дымовое облако на горизонте.
Оно медленно перемещалось к западу.
Через некоторое время стало видно и судно.
- Что за корабль? - бормотал капитан Лунатов, наводя бинокль. - Откуда он
взялся?.. Ага! Под флагом Монии...
- Раз под монийским - значит возвращается от Большого острова, - отозвался
старший помощник Рыбников. - Боеприпасы возил. Теперь у них всюду
военно-морские базы и аэродромы. Весь мир хотят положить себе в жилетный
карман.
- Подавятся... - Лунатов прищурился и добавил: - Отметьте в журнале
встречу... Узнаете корабль?
- Нет, капитан. С тех пор, как тонул на "Дельфине", стал плохо видеть.
- "Мафусаил", - сказал капитан. - Который уже раз мы встречаемся с ним в
этих широтах! Зачастил сюда... Водоизмещение - одиннадцать тысяч пятьсот тонн.
- Да, не меньше, - согласился Рыбников.
Он вошел в рубку. Там на столе лежала карта Баренцева моря. На ней красным
карандашом был проложен курс "Днепра". Линия начиналась у Мурманска,
поднималась прямо вверх, к северу, врезывалась в пак, прихотливо вилась между
ледяными полями, а затем круто спускалась к югу и поворачивала на восток,
намечая "Днепру" путь к родным берегам.
Рыбников отметил место встречи на карте и записал в вахтенный журнал: "
23 июня, 11 часов 31 минута. Видели на расстоянии шести-семи миль к югу
грузовое судно "Мафусаил" под флагом Монии. Курс - чистый вест. (Столь
глубокое уклонение от обычного курса объясняется единственно необходимостью
обогнуть тяжелые льды, в нынешнем году простирающиеся к востоку от Большого
острова на сотни километров)".
Когда Рыбников вернулся на мостик, "Мафусаил" снова исчез за горизонтом.
Лишь едва заметная полоса дыма тянулась там, где недавно был виден силуэт
парохода.
- Ну, я пойду, Устин Петрович, - сказал капитан. - А вы уж не стесняйтесь,
пожалуйста: чуть что - сейчас же шлите за мной. Барометр лихорадит.
Рыбников остался один. Он глубоко засунул руки в рукава бушлата и
вполголоса замурлыкал:
- Славное море, священный Байкал...
Арктика... Только что море кругом играло всеми цветами радуги. От воды
исходило золотистое сияние, а льдины казались огромными алмазами, вправленными
в золотой щит. Но чуть задул нордовик - и сразу померкли блеск и краски.
Понеслись, обгоняя кора



Назад