fb43a8b4

Калугин Алексей - Время - Назад!



sf sf_action sf_social Алексей Александрович Калугин Время — назад! Кому нужна жестокая, бессмысленная война с высадившимися на Марсе таинственными пришельцами? Кто посадил на российский престол нового императора родом из Перу?

Что делает в Москве приятель Агасфера и почему Лазарь мечтает о смерти? Почему земляне готовы отказаться от вечной жизни, дарованной внеземными гостями? Можно ли совершить преступление во сне?

И, конечно же, что случится, если время повернет вспять?..
Все это — в сборнике рассказов самого неожиданного русского фантаста Алексея Калугина!
2005 ru ru А. С. Лякишев LAn_LorD lan2003@list.ru FineReader 8.0; MS Word; FB Tools 2006-06-28 OCR LAn_LorD 983A4663-C2B7-4994-BCFA-48AB52A2444D 0.9 Время — назад!: Фантастические рассказы. Изд-во Эксмо М. 2005 5-699-12621-Х Калугин А. А. К 17 Время — назад!: Фантастические рассказы. — М.: Изд-во Эксмо, 2005. — 384 с. — (Абсолютное оружие). Оформление серии художника А. Саукова Серия основана в 1996 году Художник А. Дубовик © Калугин А. А., 2005 © Оформление. ООО «Издательство „Эксмо“, 2005 Алексей КАЛУГИН
Время — назад!: Фантастические рассказы.
СОДЕРЖАНИЕ
ПЕРВАЯ МАРСИАНСКАЯРождество рядового Берковица. Рассказ
Колдун. Рассказ
Рассвет потерянных душ. Рассказ
Побочный эффект. Рассказ
ДЕНЬ ЗА ДНЕМБольше хороших новостей. Рассказ
Только один день. Рассказ
Поделись со мной своей печалью. Рассказ
Реквием по мечте. Рассказ
Большая литература. Рассказ
Империя подставилась под удар. Рассказ
РУКА ОБ РУКУГолова-комод. Рассказ
В саду. Рассказ
Разлученные. Рассказ
Завтра, вчера, всегда. Рассказ
Свой Марс. Рассказ
Смысл жизни по Юрию Семецкому. Рассказ
Сезон открыт. Рассказ
ВОЗДАЯНИЕУбирайтесь вон из моих снов! Рассказ
Время — назад! Рассказ
А у нас — декаданс! Рассказ
Советник по культуре. Рассказ
Старики. Рассказ
РЕФЛЕКСИЯСиндром Лазаря. Рассказ
Крылья над миром. Рассказ
Срывающий Маски. Рассказ
Лжец. Рассказ
ПЕРВАЯ МАРСИАНСКАЯ
Рождество рядового Берковица
Мне казалось, что я умер. Черт возьми, это было совсем не так уж плохо, как может показаться живым. В особенности человеку, которому ни разу не довелось побывать на нашей передней линии обороны в тот момент, когда трагги ведут массированный артобстрел.
Мне казалось, что умерли все.
Я — это уж само собой. А также командир нашего расчета лейтенант Шнырин и двое моих приятелей — рядовые Динелли и Берковиц, — с которыми мы вот уже пятую неделю сидели в грязной, вонючей песчаной яме, рядом со здоровенным стальным монстром, из которого мы время от времени, выполняя приказы командования, палили куда-то в небо.

Весь расчет строился на том, что наши снаряды непременно угодят в окопы траггов. Возможно, так оно и было. Да только нам об этом ничего не было известно. Мы предпочитали не высовываться за бруствер.

Так было проще — война превращалась в набор рутинных действий, которые каждый из нас должен был совершать.
Так продолжалось до тех пор, пока шальной снаряд траггов, пролетевший по какой-то совершенно немыслимой траектории, не взорвался, зарывшись в заднюю стенку нашего окопа.
Наибольшее удовольствие мне доставляло полное безмолвие, присущее, как оказалось, потустороннему миру. Тишина на войне — сама по себе вещь почти немыслимая. Все время вокруг тебя что-нибудь грохочет, стреляет или взрывается.

На худой конец, командир орет как оглашенный, пытаясь перекричать треск статических помех в надежде, что его доклад будет услышан на командном пункте. В такие минуты у меня порою возникали сомнения, есть вообще кто живой на противоположном конце линии



Назад