fb43a8b4

Каменецкий Александр - Поздние Человеколюбцы



Александр Каменецкий
Поздние человеколюбцы
Всякое сравнение хромает. Особенно если сравниваются вещи,
традиционно, согласно общественному договору (сговору) приписанные к
различным полюсам той или иной условной вселенной, в данном случае -
вселенной литературы. Жернова общественного мнения, повешенные на шею
писателям, всегда, как и любые жернова, тянут только в одном
направлении - ко дну. Русская литература богата такими
"утопленниками". Как правило, причина казни достаточно банальна:
несвоевременный либо слишком изобильный талант, вызывающий в читателе
состояние, которое можно обобщенно интерпретировать как панику. Сюда
включены, среди прочих, испуг, восторг, тяжкое непонимание и,
разумеется, необходимость тотчас прибегнуть к упомянутому выше хромому
сравнению для надежного успокоения разволновавшейся души. Обычно также
вопли обреченных на казнь водой созвучны мнению бурлящей читательской
массы, ибо любое резкое возражение в подобной ситуации звучало бы
несколько странно, заметно отразившись на тиражах, гонорарах и прочих
радостях, сопутствующих умерщвлению живой плоти. Что же касается
критиков, то они тоже горазды тянуть книзу большой палец, хотя
некоторые из них метафорическому утоплению приговоренного предпочли
бы, скажем, вполне реальное публичное аутодафе.
В этой статье будут сопоставлены, сравнены и найдены близкими по
духу и поэтике два абсолютно непохожих романа. Их авторы принадлежат к
различным литературным поколениям, вскормлены совершенно разными
идеями, и поклонники их, полагаю, вряд ли понимают друг друга с
полуслова. Тем не менее, оба они, авторы, имеют звонкую и скандальную
славу (вполне заслуженную), претендуют на сотрясение основ (чего
упорно добивались), а также служат объектами многократно умножаемых
слухов, сплетен и домыслов. Спектр мнений публики обычен для
достаточно мощного дарования: от демонстративной брезгливости до
безудержного восторга. Судьбы конкретных физических лиц сравнивать не
будем: в конце концов, оба пока еще живы. Остановимся на книгах,
которые, без сомнения, авторов своих надолго переживут.
Это: "Чапаев и Пустота" Виктора Пелевина и "Это я, Эдичка" Эдуарда
Лимонова.
Все изложенное ниже следует считать мнением субъективным, не
претендующим и не каким-либо там еще. Пелевин и Лимонов - любимые мои
современные писатели, и если уж вздумалось зазвонить, то лишь со своей
колокольни. Начат будет звон с самого субъективного: что осталось,
когда закрылась последняя страница. После обоих романов в совершенно
равной степени: свет. Прилив сил, как после хорошей утренней
гимнастики. Желание жить - жить до хруста в позвоночнике. Как ни
банально звучит: вера в себя. В свое предназначение. В то, что не все
потеряно. Как будто поговорил откровенно и внятно с тем самым
"внутренним человеком", чей голос всегда так тих и слаб. Да, еще раз
хочется сказать: свет. В конце тоннеля или еще где - неважно. Что-то
очень личное, непосредственно касающееся тебя самого, твоих мыслей и
чувств. И еще - ощущение лонжи, страховочного пояса, как в цирке, под
куполом, когда знаешь, что если и падать, то не насмерть, в любом
случае - не насмерть. Книги, которые хочется взять с собой на
необитаемый остров, - жаль, не моя метафора.
Не думаю, что личные ощущения так уж неважны в анализе. Как ни
крути, но "нравится" - "не нравится", "торкнуло" - "не торкнуло" -
критерии по-прежнему ведущие, избежать их нельзя. Читателю уже ясно,
что я восторжен и пристрастен. Теперь можно хладнокровн



Назад