fb43a8b4

Камша Вера - Crataegus Sanguinea. Время Золота



sf_fantasy Вера Камша Crataegus Sanguinea. Время золота Кто такие гномы? Непревзойденные горных дел мастера? Или же непревзойденные воины — цверги?

Опасно или выгодно для Олбарии соседство с подгорной страной Петрией?
...Это было давно. Подземные воители-цверги вышли из пещер Петрии, чтобы захватить земли жителей «верхнего мира» — землю людей. Казалось, ничто не может остановить победоносное шествие закованного в стальную броню гномьего шарта, покорявшего один край за другим.

Таны Олбарии готовились принять последний, неравный бой, но неожиданно пришла помощь. Эльфы Изумрудных Островов встали рядом с олбарийцами, и захватчики были разбиты. Побежденные поклялись никогда не поднимать меч на победителей, и им разрешили вернуться в свои пещеры.
С тех пор прошли века. Эльфы исчезли, Петрия затаилась, а в мире людей честь все чаще уступала подлости, а меч — кинжалу. Занятым войнами и интригами олбарийцам стало не до старых врагов.

А зря...
ru ru Roland ronaton@gmail.com FB Tools 2006-01-12 http://publ.lib.ru OCR & SpellCheck: Молчаливый Глюк, Хоси D0369697-707D-401E-9116-861C53748A7E 1.0 Время золота, время серебра ЭКСМо Москва 2005 5-699-14463-3 Вера Камша
Crataegus Sanguinea1. Время золота
Элеоноре Раткевич
Я помню ее только живую. Она живет в моей памяти. И когда меня не станет, ее не станет вместе со мной.

Мы умрем в один и тот же миг, будто убитые одной молнией, и в этот миг для нас кончится война.
Вадим ШефнерПролог. Осень. Поражение
— Мы не можем его бросить, — Хьюго Дерракотт тряхнул обвязанной окровавленной тряпкой головой и едва не взвыл от боли, — не можем!..
— Сядь и успокойся! — прикрикнул Ники Глоу. Он был младше Хьюго и по годам, и по титулу, но сегодняшнее, вернее, вчерашнее сражение стерло различия. — Если сдохнешь еще и ты, никому легче не станет. Разве только Дангельту, чтоб ему провалиться!
— Провалится, — уверенно произнес Джон Лейси и объяснил, куда именно провалится Малкольм Дангельт и его прихвостни. Джон был простым стрелком, но поражение сносит стену между полководцем и ратником. Победа тоже, но лишь на мгновенье, а потом возводит новую, до небес.
Хьюго поморщился и опустился на землю рядом с Фрэнси Элгеллом. Судьба провела Фрэнси через айнсвикский ад без единой царапины, но лучше б он был ранен или мертв, а Эдмунд жив.

Битва давно кончилась, а Элгелл все еще видел рвущуюся вперед фигуру в залитых кровью доспехах и красно-белый стяг, стелющийся в синем небе, словно борзая. То, что сделал Эдмунд, было безумием, но другого выхода не было, если не считать бегства. Проклятый Бэнки!

Предатель, мерзавец, неблагодарная тварь! Но что теперь махать руками? Даже сдохни Дангельт, даже околей все, кто дрался за ледгундское золото, Эдмунд не встанет.

Твоего короля больше нет, Фрэнси, нет и никогда не будет! Он больше не засмеется, не взмахнет рукой, не откинет назад волосы, не скажет, что ненависть порождает лишь ненависть и что страна устала от войны, в которой изначальная правота давно никого не волнует…
Сэр Фрэнсис Элгелл поднял валявшуюся у огня трехрогую ветку и швырнул в костер. Пламя вцепилось в новую добычу, что-то треснуло, к звездам взлетела стайка искр. Словно обезумевший оранжевый снег, которому вздумалось идти вверх.

Лорд Элгелл подождал, пока погасла последняя искра, и встал.
— Ты куда? — подозрительно спросил Хьюго.
У бедняги начинается лихорадка, вряд ли он утром сможет идти сам. Ничего, понесем, знать бы еще куда. Бежать в Соану? В Арсалию? Поднимать восстание?

Восстание во имя кого? Если повезет, они отомстя



Назад