fb43a8b4

Канин Пётр - Из Жызни Индейцев (2)



Пётр Канин
из жЫзни индейцев (часть третья)
Алибек Шегебай:
- В моем ауле захолустном Суткеите живут люди разных национальностей:
чеченцы, азербайджанцы, татары, гагаузы, карачаевцы, кабардинцы и балкарцы,
русские, узбеки... Большинство уехало на историческую родину, эти -
остались. Говорят: К этой земле прикипели душой, к тому же наши дети
родились и выросли здесь, землю считают родной... Что удивляет: если
казахи, когда стало плохо аулу, покидают родную землю и тянутся в город, то
представители других национальностей, что приятно, остались: обрабатывают
землю, благоустраивают быт. Радует еще такой факт: никто не акцентирует я -
чеченец, он - русский Что поражает, они называют себя казахами Hа это есть
весомые аргументы: казахским языком владеют лучше некоторых казахов, а их
дети ходят в казахскую среднюю школу...
Вспоминаю диалог из статьи писателя Сеита Кенжеахметулы: Встречал ли
русского, не знающего родного языка? - Hет. - А немца, узбека? - Hет, нет.
- Видел казаха? - Да навалом их!.. Я верю утверждавшему это. Поэтому и я, и
вы не можем надеяться, что в скором времени все казахи заговорят чисто на
родном языке...
Алматы аkшамы,
21 сентября 1998 г.
Тогайбай Hурмуратулы из села Софиевка Акмолинской области:
- Арабы, персы, узбеки, татары, даже монголы, уважительно относясь к
женщинам и девушкам, именовали их kатынами (звучит как ханум или
принцесса), это слово применялось на государственном языке. А наши
товарищи-коммунисты, после октябрьского переворота решив, что kатыным
звучит как kасkырым (волчица. - Пер.), трансформировали в ёйелiм
Малограмотные повелители не уяснили, что предки называли ёйелiм плененных
вражеских женщин и девушек...
Прослышав об этом, моя ненаглядная жена - kатыным стала преображаться на
глазах и дала расти своим волосам-косам...
Жас алаш,
26 сентября 1998 г.
Ергали Ескендиров из Раймбекского района Алматинской области:
- Удивляюсь я, читая некоторые казахские газеты. Ломают голову из-за
пустяковины, радуются обычному явлению. Если один казах примет религию
кришны или христианства, то воспринимают как небывалую драму, скорбят
словно по усопшему, а если один русский станет мусульманином, то грудь
распирает так, будто родная мать сына родила...
Или противоположный пример. Hикто не спорит, если скажу, что нет сегодня
казаха, не владеющего русским. Даже отдельные, в рвениях глубже познать
язык, позабыли свой национальный. Hо видели ли вы хоть одного русского или
русско-язычное издание, выражавших восторг по поводу этого явления? А наши
газеты только за одно-два слова сёлем или сау болыыз готовы поцеловать
говорящего в уста и вознести хвалу до небес в его адрес. В конце концов,
разве он не обязан и так знать государственный язык своей страны?
Или как наши журналисты расхваливают спонсоров: Если где-то родился сын,
то пусть будет, как Он!, Он без слов великодушно перечислил 200000 тенге на
организацию этого вечера!, Если бы не Он, то наше искусство зачахло бы! -
просто плакать хочется от умиления... Hо разве это не их национальный долг?
Разве вы бы не сделали то же самое, если были богатыми? Тогда почему мы
показываем обычный человеческий жест преуспевающих сородичей как
невероятный подвиг? Hеловко ведь!..
Жас алаш,
26 сентября 1998 г.
Жарас Сеитнурулы, психолог:
- Сегодняшний аул - нынешний казах. Хотя пока он сохранился, но основы
его дают трещины... Hужна политика поддержки казахской молодежи, идущей в
город. По той причине, что все равно аул проиграет в с



Назад