fb43a8b4

Канторович Лев Владимирович - Холодное Море (Очерки)



Лев Владимирович КАНТОРОВИЧ
ХОЛОДНОЕ МОРЕ
Очерки
________________________________________________________________
СОДЕРЖАНИЕ:
ТОРЖЕСТВО
ХОЛОДНОЕ МОРЕ
АНАТОЛИЙ ДМИТРИЕВИЧ
СОЙМИКО
ОХОТА
СТОЯНКА ПО ВОЗМОЖНОСТЯМ
ПРЕСТУПЛЕНИЕ СТАРМЕХА ТРУБИНА
________________________________________________________________
ТОРЖЕСТВО
"...Кто хочет видеть гений
человечества в его благороднейшей
борьбе с суеверием и мраком, тот пусть
прочтет о людях, которые с
развевающимися флагами стремились в
неведомые края. Человеческий дух не
успокоится до тех пор, пока и в этих
странах не станет доступна каждая пядь
земли, пока не останется здесь ни одной
неразрешенной загадки..."
Fritiof Nansen
Четыре человека стояли во весь рост в шлюпке и стреляли в воздух.
Захлебываясь, тарахтел мотор, и шлюпка прыгала на бурых волнах.
Четыре человека - все население Северной Земли. Два года провели они
совершенно одни на обледенелых островах. Через два года к Северной Земле
подходил ледокол.
Еще за сутки до прихода с зимовщиками связались по радиотелефону. В
белой рубке хрипловатый репродуктор заговорил прерывающимися от
возбуждения голосами. Был точно назначен час прихода ледокола.
В полночь, когда показался дымок, зимовщики столкнули в воду шлюпку и
завели мотор.
Было лето, и тусклое незаходящее солнце низко висело над горизонтом.
На берегу, у маленького бревенчатого домика, остались одни собаки.
Они с лаем подбегали к морю, возвращались к дому, снова подбегали к
берегу. Некоторые, беспокойно повизгивая, совались в холодную воду и
отскакивали обратно, отряхивая пушистые шкуры.
Шлюпка ушла далеко в море. В белесом тумане показались очертания
ледокола. Тогда зимовщики дали первый салют. Они стреляли без перерыва до
тех пор, пока шлюпка не подошла к борту ледокола. Потом они поднялись по
трапу и стали обниматься со всеми людьми, которые стояли на палубе.
Они забросали прибывших вопросами. Им отвечали наперебой сразу все.
Они ничего не понимали в этом веселом гомоне. Стояли, смущенно улыбаясь,
оглушенные криками и объятиями.
Потом их повели в кают-компанию, и они сделали доклад о своей работе.
Они рассказали, как после ухода "Седова", который высадил их на берег
и построил им хижину, они долго приводили в порядок снаряжение и
продовольствие. Охотились, чтобы заготовить мясо собакам.
Потом море замерзло, и они стали совершать небольшие походы на
собаках. Они устраивали базы продовольствия для людей и корма для собак.
Короткими переходами двигались по намеченным маршрутам и забрасывали
припасы все дальше и дальше в глубь островов.
Они рассказывали, как заносило снегом их дом, потому что они сложили
дрова с той стороны, откуда обычно дули ветра. Снег наметало очень высоко.
Засыпало дом до самой крыши. Летом они переложили дрова на другое место, и
вторую зиму их не заносило.
Потом они рассказали, как весной они уезжали на собаках за сотни
миль. Жили в палатке неделями. Продвигались от одной базы до другой,
составляя карту Северной Земли. Возвращались к хижине, чтобы дать отдых
собакам. Мылись в бане, спали и через два или три дня снова уезжали.
К нартам они приделали велосипедное колесо, и счетчик отмерял их путь
милю за милей.
Ездило их трое: начальник, геолог и зверобой-промышленник. Четвертый,
радист, все время сидел на зимовке. В крохотной комнатке была
радиостанция.
Потом снова наступила зима, и стало темно. Они обрабатывали собранные
весной и летом материалы и устраивали новые базы продовольствия.
В следующую весну



Назад