fb43a8b4

Канторович Лев Владимирович - Я Привезу Тебе Яблоки Из Дому



Лев Владимирович КАНТОРОВИЧ
Я ПРИВЕЗУ ТЕБЕ ЯБЛОКИ ИЗ ДОМУ
Рассказ
Он спал, лежа на спине. Во сне он вздыхал и что-то невнятно бормотал,
и его ресницы вздрагивали, будто он хотел открыть глаза и не мог. Лицо у
него было усталое.
Анна осторожно встала.
Он зашевелился в постели. Анна пристально смотрела на него. Больше
всего ей хотелось, чтобы он не проснулся. Только бы он не проснулся... Он
тяжело вздохнул и не проснулся.
Анна бесшумно вышла из комнаты. В коридоре она надела юбку прямо на
рубашку и распахнула дверь на крыльцо. Солнечные лучи ударили Анне в лицо,
и она зажмурилась. Красные кружочки заплясали под закрытыми веками. Анна
осторожно приоткрыла глаза и потянулась, раскинув руки и ладонями упираясь
в узкую дверную раму.
Солнце только что показалось над вершинами гор. На желтом песке вкось
лежали лиловые тени. Уже было жарко.
В тени возле серого глиняного дувала на корточках сидел проводник
Джамболот. Он сидел неподвижно, как каменный, его узловатые руки лежали на
коленях, и в правой руке он держал сыромятную плеть. Кончик плети едва
вздрагивал, и это было единственное движение во всей фигуре Джамболота.
Анна знала - так Джамболот будет сидеть час, или два, или три.
Сколько угодно. Может быть, он приехал еще ночью и сел так, на корточках,
возле забора, и будет сидеть еще сколько угодно, пока не выйдет Забелин.
Тогда Джамболот улыбнется, встанет и подойдет пожать руку Забелину. Он
осторожно, как стеклянную, двумя руками возьмет ладонь Забелина, недолго
подержит и отпустит с поклоном. "Ты звал меня, начальник?" - спросит
Джамболот. "Да", - ответит Забелин. Потом они поговорят об охоте на волков
или об охотничьих беркутах, или о ружьях и лошадях. Потом Джамболот будет
долго и молча пить чай, а Забелин заведет патефон, и, пока Забелин будет
ставить пластинки с русскими песнями, Джамболот будет старательно хлебать
горячий чай и безучастно смотреть в окно, но когда Забелин поставит
пластинку с дикой мелодией, непонятной и странной, Джамболот забудет о
чае, и, чтобы лучше слушать, закроет глаза. Потом дежурный, нагибаясь,
пройдет в узкую дверь и доложит, что лошади оседланы и люди готовы, и
Забелин наденет ремни, и шашку и маузер. Проводник Джамболот и Забелин
первыми выедут из ворот - Джамболот чуть-чуть позади, и несколько бойцов
гуськом поедут за ними. Забелин вернется через три или четыре дня. Может
быть, окруженные бойцами приедут какие-то незнакомые люди. Их под конвоем
отправят в комендатуру. Может быть, кто-нибудь из бойцов будет ранен.
Может быть, бойцы привезут убитых горных коз. Забелин на ходу обнимет Анну
и сбросит ремни. Расстегнув воротник пыльной гимнастерки, он сядет пить
чай и потом пойдет в баню вместе с бойцами...
Раньше Анна волновалась, когда Забелин уезжал, и ненавидела
проводника Джамболота. Потом она привыкла к отъездам Забелина, и волнение
стало привычным, но Джамболота она продолжала ненавидеть. Проводник
Джамболот чувствовал это и платил Анне снисходительным презрением.
Когда Анна вышла на крыльцо, Джамболот сказал, не двигаясь и не
поворачивая головы:
- Забелин спит, женщина?
- Спит Забелин. Спит. И еще долго будет спать. И тебе нечего делать
здесь. Ступай прочь, старик!
Джамболот сидел не шевелясь. Он закрыл глаза и сказал негромко:
- Я не старик...
Анне ужасно хотелось обругать Джамболота, сказать ему что-нибудь
очень неприятное. Анна знала, как Джамболот не любит, если его называют
стариком.
- Старый черт, - сказала Анна и сжала кулаки, - старый черт



Назад