fb43a8b4

Канторович Лев Владимирович - Лыжный След



Лев Владимирович КАНТОРОВИЧ
ЛЫЖНЫЙ СЛЕД
Рассказ
Нарушители задержаны в тылу на
расстоянии пятидесяти километров от
границы.
Р а п о р т к о м е н д а н т а
Ночью была метель.
К утру стихло. Дозорная тропинка была припорошена свежим снегом.
Из-под лыж взлетала белая пыль, и обнажался старый след. Было
холодно.
В лесу шел дозор: двое пограничников.
Они в полушубках, валенках, теплых рукавицах и шлемах. За спинами
винтовки.
Шли медленно, внимательно смотрели по сторонам.
Глаз привычно отмечал все на пути.
Вот гнилое, обломившееся дерево. Сейчас тропинка повернет налево.
Вот старая ель. Здесь летом разветвляются дороги. Несколько
молоденьких сосен теснилось возле толстого ствола. Но вокруг намело
огромные сугробы, и только зеленые верхушки колючими крестиками
высовывались из-под снега.
Вот след - частый пунктир кружится замысловатыми петлями. Это лисица.
Здесь она сидела - хвост прокопал пологую канавку. Потом прыгнула в
сторону и побежала к границе.
В лесу было очень тихо. Если трещала сухая ветка, звук казался
громким, как выстрел.
Тропинка вышла из леса. С поросшего мелким кустарником холма
открылась поляна. Вдоль холма, из-под снега, торчали колья ветхой
изгороди.
Это - граница.
Лыжники разогнались под уклон. Вдруг передний разом остановился.
Второй пролетел мимо, повернулся, увидел, что товарищ внимательно
разглядывает что-то на снегу, и быстро побежал обратно, "елочкой"
взбираясь на пригорок.
От забора тянулись четыре параллельные полоски лыжных следов. Следы
были свежие. Здесь прошли уже после метели - значит, не больше двух часов
тому назад.
Пересекая холм поперек, следы уходили на поляну.
Рядом со следами лыж редкими точками шли следы палок. На ходу палки
царапают снег, оставляя острые хвосты. По этим царапинам легко узнать, в
каком направлении шел лыжник.
Следы вели в тыл.
Пограничники сразу решили, что делать. Грянули выстрелы: сигнал
тревоги. Дежурный на заставе услышит сигнал и доложит начальнику.
След повел пограничников по целине через поляну, в сторону ближайшей
деревни.
Нажимали изо всех сил.
"Русский шаг" они сменили на "финский". Тела их ритмично работали:
два быстрых шажка - и рывок толчком обеих палок; два шажка - и рывок...
Взлетал снег из-под лыж.
Ровно дышали лыжники: шажки - вздох, рывок - выдох... вдох - выдох...
Шажки - рывок...
От холодного воздуха больно зубам. Мороз обжигал легкие.
На бегу становилось жарко. Под полушубками взмокли гимнастерки, и
из-под шлема стекали тонкие струйки пота.
Во что бы то ни стало нужно догнать и задержать нарушителей. Иначе -
позор всей заставе.
Совершенно разные люди, пограничники только год тому назад присланы
сюда, на северную границу. Один - кавказский горец, второй - украинец.
Армия соединила их. Они многому научились за этот год.
Они научились стрелять и ходить на лыжах.
Они научились распознавать следы и ориентироваться в лесу.
Они научились разбираться в людях.
Ноги работали все скорее и скорее.
Резче становился шаг, длиннее рывок. Ветер свистел в ушах.
Уже не было связных мыслей. Все выражалось одним словом, постоянным,
как ритм бега:
- Догнать... Догнать... Догнать...
Горец шел впереди.
Волнение било его, как лихорадка.
Он на бегу раскачивал корпус. Как крылья, взлетали палки. Он снял
шлем, и черные волосы сверкали на солнце.
Украинец шел за ним.
Он громко дышал, сопел и сплевывал на ходу, но тянул, не отставал ни
на шаг. Он был уже совсем мокрый.
Шли молча, только если запнется лыжа или провалится



Назад