fb43a8b4

Канторович Лев Владимирович - Пост Номер Девять



Лев Владимирович КАНТОРОВИЧ
ПОСТ НОМЕР ДЕВЯТЬ
Рассказ
Ибрагим-бек и пятьсот лучших его джигитов скакали по пескам к посту
No 9.
На северо-запад от границы, в пустыне, рыли каналы, плотиной
перегораживали реку. Огромное строительство подходило к концу. Скоро по
сложной системе каналов, канав и арыков потечет вода. Пустыня тогда
оживет, зацветет хлопком, зазеленеет травами. Напоенная земля принесет
стране обильные урожаи, богатство и счастье.
Басмачи хотели проникнуть на северо-запад от границы, взорвать
плотину, разрушить каналы и перебить строителей.
Ибрагим-бек ехал впереди отряда. За его спиной - полтысячи
превосходных английских винтовок. В зеленой чалме - он видел Мекку -
скорчился на высоком седле Ибрагим-бек. Он торопил своего коня. Тяжелая
разукрашенная плеть часто секла лоснящиеся белые бока коня.
Неслись по рыхлым пескам лошади. Пестрели халаты. Мохнатые шапки
низко надвинуты на глаза басмачей. В пыли тускло блестело оружие.
Ибрагим-бек знал, что главная его сила - быстрота.
Вихрем налететь, сжечь, уничтожить, убить и так же быстро исчезнуть в
пустыне, чтобы красные не успели бросить на него свои полки.
Именем Ибрагим-бека пугали детей. Страшная слава Ибрагим-бека
облетела кишлаки и селения.
Ибрагим-бек, враг своей страны, человек без родины, человек, которому
только злоба и месть остались на свете, - недешево продаст красным свою
жизнь. Кровью и огнем рассчитается он за отнятое богатство.
Больших стараний стоило собрать и снарядить отряд. Последние остатки
денег пришлось затратить на отчаянное предприятие. И все-таки, если бы не
поддержка могущественных друзей с Запада, если бы не их ружья, к
Ибрагим-беку пришло бы не больше ста джигитов.
Ибрагим-бек знал, какого героического труда стоила перестройка
плотины.
Пусть поможет аллах, и счастливым будет день, когда плотина взлетит
на воздух.
Только когда солнце спустилось к горизонту, Ибрагим-бек остановил
коня. Джигиты помогли ему слезть на землю и расстелили перед ним
молитвенный коврик. Тяжело опустился Ибрагим-бек на колени и начал
молиться. Лучи красного солнца окрасили его бронзовое лицо. Полтысячи
джигитов молились за спиной Ибрагим-бека. Одновременно они сгибали и
разгибали спины. Кони фыркали и тихо позвякивали сбруей.
На посту No 9 десять красноармейцев, начальник поста и начальник
отряда со своим шофером. Всего тринадцать человек.
Начальник отряда приехал утром. Высокого роста, худой и сгорбленный,
с лицом, сожженным солнцем, он был неразговорчив и мрачен. Его мучила
малярия. Страшные скачки температуры, ледяной озноб после смертельного
жара. То он расстегивал ворот гимнастерки, и пот сплошной пеленой покрывал
тело, то зябко кутался в мохнатую бурку, а зубы лихорадочно стучали.
Начальник отряда сам обошел весь участок.
Басмачи идут к посту No 9. Другого им нет пути. Широкая, быстрая река
переходима только у поста No 9, где узкий ручей, соединяясь с главным
руслом, нанес песок и камни. Река здесь делает поворот, течение немного
медленнее, и глубина меньше.
От поста до этого места не больше трех километров, но, пока начальник
отряда дошел до брода, ему приходилось раз десять присаживаться на камнях.
Какие-то мутные круги и пятна танцевали перед глазами, кружились в
надоедливом ритме. Монотонный звон стоял в ушах. Начальник стискивал зубы,
мелкие песчинки скрипели на зубах. Загорелая кожа натягивалась на острых
скулах. Очень хотелось лечь, укрыться буркой до самого подбородка и
зажмурить глаза. Казалось, будто если л



Назад