fb43a8b4

Кантов Сергей - Вне И В



СЕРГЕЙ КАНТОВ
ВНЕ И В ...
"И дух божий носился над водою"
"... Вода. Одна вода. Скучно. Да явится суша и произрас-
тит земля зелень, траву. Возлюблю эту зелень, растекусь по
ней. Возрадуйтесь появлению Всевышнего и возьмите иго Мое на
себя. Это Я в вас, а вы во Мне. Не услышите слов Моих, при-
гоню стада коз и исчезнете вы с лика земного. Истинно говорю
вам: трава засыхает, цвет увядает, вечен только Я. Это закон
Мой.
Все, что создал Я - хорошо весьма. Действие совершу, воз-
дающее славу имени Моему. Да будет существо живое, идущее по
пути своему..."
И возник лес, укрытый снежной периной.
Февральская безлунная ночь. Неподвижные ветви деревьев.
Тишина и покой... Но вот ветка взрагивает, с нее осыпается
снег. Из-за дерева выходит лыжник. Он идет медленно, тяжело
переставляет ноги, часто останавливается, отдыхает.
- Ну и дорога, - думает лыжник. - Из города еле вышел.
Везде чудятся сыщики. Столько времени потеряно. Зачем я ждал
зимы? Ненависть к нам только усилилась. По улице спокойно
пройти нельзя. Кажется, что каждый встречный готов вцепиться
тебе в глотку. А за что? Все мы живые, все делаем одно дело.
- Как много снега выпало в этом году. Прогуляться по это-
му лесу днем - одно удовольствие. А я пробираюсь ночью, как
преступник. И на дорогу не выйти. У них все отработано, сра-
зу обнаружат и прилетят. Только меня не такто просто лишить
возможности видеть и думать...
- Зима имеет свои преимущества, но только в лесу и без-
лунной ночью. Хоть что-то во тьме различаешь. А то каждый
сучок норовит в глаз воткнуться... Сейчас должны быть три
березы, а за ними уже и дом... Вот и они...
"... Сотворил Я путника по образу Нашему, по подобию На-
шему. Похож он на сына человеческого, но хочет изменить
судьбу свою, начертанную Мною..."
Лыжник останавливается под березами и смотрит на неболь-
шой дом, втиснутый между деревьев и засыпанный снегом почти
до самых окон. Не заметив ничего подозрительного, он подхо-
дит к окну, из которого пробивается слабый свет. Прижимается
лицом к стеклу.
В тускло освещенной комнате, возле электрической печки,
стоит кресло. В нем - сгорбленный человек. Голова его без-
вольно опущена, подбородок упирается в грудь. Лыжник дол-го
всматривается в этого человека, наконец узнает его, снимает
перчатку и кончиками пальцев стучит по стеклу.
Человек в комнате неподвижен. Глаза его закрыты, мысли в
голове копошатся медленно, лениво.
- Неужели уже разыскали? Почему тогда осторожно стучат, а
не врываются сразу в дом?... Это все равно должно когда-ни-
будь произойти.
Он поднимает голову, смотрит в сторону открываемой двери
и, разглядев входящего, пытается изобразить на морщинистом,
одутловатом лице подобие улыбки.
- Александр?! Не ожидал тебя увидеть, - он старается
встать, приподнимается и тяжело падает в кресло. - Передава-
ли, что ты погиб.
- Не так-то просто от нас избавиться, раз сотворили.
Здравствуй и почти сразу же до свидания. Времени у меня ма-
ло. Мне нужны твои кассеты с записями.
- Зачем они тебе?
- Я способен сейчас передать людям их историю. Всем сра-
зу. Они, наконец, поймут нас, и все скоро станут свободны-
ми... Пойдем вместе? Ты поможешь мне.
- Кассеты на полке. Бери только три, справа, остальные
тебе не нужны.
Александр подходит к полке, берет кассеты и кладет в кар-
ман куртки. Медленно поворачивается к сидящему в кресле че-
ловеку.
- Ты мне не ответил. Пойдешь со мной?
- Нет! Я останусь. Мне некуда идти. Я мог бороться с об-
ществом, сразу со в



Назад