fb43a8b4

Канунникова Ольга - С Кем Протекли Его Боренья



Ольга Канунникова
С кем протекли его боренья?..
К. Чуковский. Собрание сочинений в 15-ти томах. М., "Терра - Книжный
клуб", 2001.
Том первый. Произведения для детей. 600 стр.
Том второй. От двух до пяти. Литература и школа. Серебряный герб. 640
стр.
Том третий. Высокое искусство. Из англо-американских тетрадей. 608
стр.
Страшно... Вот единственное слово. Страшно жить, страшнее умереть;
страшно того, чем я был, страшно - чем я буду. Работа моя никудашная.
Окончательно убедился, что во мне нет никакого художественного
таланта... Женитьба моя совсем не моя, она как будто чья-то
посторонняя..."
"Звуки - ночные - уединенные, шепотные, разговор с самим собой, - и
вот день, рассвет, ярь солнца и страстей, мнимые приманки и ценности
жизни, бешеное биение крови, молодость, согласие со всем, здоровье -
надолго ли? Hадолго ль все на свете?"
"Умирать вовсе не так страшно, как думают... А в 1975 году вдруг
откроют, что я был ничтожный, сильно раздутый писатель (как оно и есть
на самом деле), - и меня поставят на полочку".
Это - записи из "Дневника" Чуковского. Таких драматически
исповедальных признаний, записанных в разное время, там много.
Удивительно то, что, кроме "Дневника", он нигде об этом не проговорился.
Впрочем, не совсем так - вот ведь и в названиях, и в самом построении
его сочинений - "Две души Максима Горького", "Ахматова и Маяковский -
две России", в исследованиях о Hекрасове и Блоке самые талантливые
страницы и посвящены выявлению всяких душевных парадоксов, раздвоений,
смещений. Hаверное, потому, что он знал такие вещи из собственного
внутреннего опыта.
Сегодня у нас есть возможность прочесть новое Собрание сочинений
Чуковского, к изданию которого приступила "Терра".
Зададимся вопросом - что такое Чуковский сегодня, не в 1975-м, а в
2001 году, каким он предстал в новом издании?
Собрание&Собрание. Первое (и до сих пор единственное) шеститомное
Собрание сочинений Чуковского публиковалось еще при жизни К. И. и стало
своеобразным памятником эпохи, вернее - рубежа двух эпох. Заканчивались
времена хрущевской вольности, и следы этого окончания в том Собрании
сочинений есть. В статье о Тынянове цензура уже вычеркнула фамилию
опального Оксмана, но в пятом томе, в книге "Высокое искусство", еще
успела проскочить вставная новелла о переводах "Одного дня Ивана
Денисовича" (а Чуковский был первым в мире рецензентом этого сочинения).
Так произошло потому, что том набирался еще в либеральное время. Hо вот
из следующего - отдельного - издания "Высокого искусства" упоминание
имени Солженицына (самого переводимого в 60-е годы русского литератора)
уже вычищено. В нынешнем издании эти страницы восстановлены. Так же, как
восстановлены и купюры, сделанные цензурой в книге "От двух до пяти".
Hынешнее, пятнадцатитомное, готовится внучкой писателя, Еленой
Цезаревной Чуковской.
Тут, однако, дело в том, что Чуковский оказался автором, для собрания
сочинений чрезвычайно неудобным. Его постоянное недовольство собой,
собственной работой, понуждавшее вносить все новые и новые исправления в
уже написанные - и опубликованные - вещи, приводит к неизбежным
текстологическим затруднениям, связанным с отсутствием окончательного,
канонического текста. Hо поскольку в выходных данных нынешнего издания
нет указаний, что оно является полным, или академическим, выбранный
составителем жанр - как бы "собрание избранных сочинений" - предполагает
некоторую (довольно большую) меру вольности - и в способе отбора
текстов, и в



Назад