fb43a8b4

Канушкин Роман - Стилет 1



НОЧЬ СТИЛЕТА
Роман КАНУШКИН
Анонс
У Игната Воронова было два прозвища. Первое - детское, школьное, Ворон. Но он попал на кровавую чеченскую войну - и Ворон стал смертоносным Стилетом, потому что свист рассекающего воздух ножа был последним, что слышали в жизни его враги.
Говорят, что войны кончаются миром... но мирная жизнь обернулась для Стилета новой войной - войной, в которой стреляют из-за угла и добивают упавшего, войной, в которой нет ни правил, ни законов, войной, в которой нельзя доверять никому, - и на этой войне искусство нести смерть ценится еще выше...
Пролог
КРУГ РАЗМЫКАЕТСЯ
- Вот я и говорю - музыка одна и та же крутится, а за дверью никто не отвечает.
Подполковник милиции Прима извлек из бокового кармана кителя белый скомканный платок, промокнул им лоб и спрятал обратно влажную ткань. Какое-то время пристально смотрел на дверь, затем снова достал платок.

Соседка права, что-то не то с этой дверью, запах действительно какой-то нехороший. О черт, ему ли привыкать к подобным запахам?!
- Сколько, говорите, не открывает? - поинтересовался Прима у соседки, буравя ее своими маленькими глазками.
- Да уже, поди, трое суток. Думали - может, уехала куда. Я вам скажу, товарищ подполковник, учитывая ее образ жизни...

Шалавая ж она...
Соседка продолжала что-то тараторить, но ни ее ответ, ни ее мнение совершенно не интересовали Приму - хватало и запаха. Этот запах весьма красноречиво говорил сам за себя.

И Прима вовсе не нуждался в мнении болтливой мегеры в атласном халатике с красными маками, накрутившей свои жиденькие волосенки на пожелтевшие пластмассовые бигуди. Да, в ее мнении Прима совершенно не нуждался. Он еще раз нажал кнопку дверного звонка, понимая, что ни к чему все это - необходимые формальности и так соблюдены и уже никто эту дверь изнутри не откроет.
- Ладно, будем ломать, - промолвил Прима, отступая на шаг от двери и пропуская вперед своих более молодых подчиненных.
Старший следователь по особо важным делам Прима Валентин Михайлович был крупным мужчиной с покатыми, словно усталыми плечами и рыхлым лицом, несущим отпечатки всех заполученных Примой болезненных недугов. До пенсии Приме оставалась еще пара лет, но он не собирался ждать до пенсии - в отпуск Прима возьмет жену, Валентину Павловну (их так и звали - Валя и Валентин, уже почти четверть века, с того самого солнечного осеннего дня, когда они отгуляли свою свадьбу - именно "отгуляли", свадьба была что надо, в родной станице Примы, с соблюдением всех казачьих традиций), и махнет с ней в Кисловодск поправлять здоровье. Валентин Михайлович еще раз посмотрел на дверь, а потом, кивнув, коротко бросил:
- Ломаем!
Да, в прежние времена нескольких ударов кувалдой было достаточно, чтобы быстро справиться с замком, но теперь все понаставили металлические двери. Только не всегда это помогает. И похоже, гражданку Яковлеву Александру Афанасьевну ее металлическая дверь не выручила, вовсе не выручила.
Прима извлек пачку сигарет "Ява". Этим сигаретам он оставался верен почти четверть века, да только теперь подозревал, что именно эта верность - полторы пачки сигарет ежедневно - и лежала в основе большинства его болячек.

Да уж, Кисловодск просто необходим, пока еще осталось что лечить. Если, конечно, осталось.
Валентин Михайлович размял сигарету пальцами и закурил, наблюдая, как его подчиненные устанавливают домкраты, чтобы "выжать" входную дверь, - хорошо, что та открывается внутрь, иначе пришлось бы разворотить полстены.
Прима выпустил струю дыма и поглядел в окно:



Назад