fb43a8b4

Канушкин Роман - Стилет 2



НОЧЬ СТИЛЕТА-2
Роман КАНУШКИН
Анонс
У Игната Воронова было два прозвища. Первое - детское, школьное, Ворон. Но он попал на кровавую чеченскую войну - и Ворон стал смертоносным Стилетом, потому что свист рассекающего воздух ножа был последним, что слышали в жизни его враги.
Он вернулся с войны - и попал на войну другую.
В этой войне враг продумал все, кроме одного - забыл, что ему противостоит Мастер.
Мастер игры со смертью сделал свой первый ход - и колесики гениального преступного механизма закрутились в обратную сторону.
Когда враг понял, с кем он схлестнулся, было уже поздно...
Часть первая
ПЕРЕД ЧЕРНЫМ МАСКАРАДОМ
1
Июньское утро - звенящая прозрачность в преломлении солнечных лучей.
Небольшой поселок с двумя десятками красивых домов в стиле нового русского ампира располагался на живописной лужайке в обрамлении вековых сосен и елей, уносящихся ракетами в синеву подмосковного неба. Лужайка была широкой и чуть вытянутой, представляя собой не правильный эллипс; весь поселок пересекали всего две улицы - дорожки, пересыпанные гравием.

Словно голубые глазки, по обеим сторонам поселка отражали небо два водоема. Один носил название Песчаного озера - из-за небольшого естественного песчаного пляжика, делающего очень удобными подступы к воде; второй назывался Графским прудом.

Он был затянут ковром из лилий и кувшинок, и здесь можно было ловить довольно крупных карасей. Так уж повелось, что Графский пруд остался для рыбной ловли и ночных посиделок, а купание, загар и все дневные развлечения доставались чистому Песчаному озеру.
Имелась в поселке еще одна достопримечательность, доставшаяся обитателям от прежних хозяев, - графская аллея. Изумительной красы сосновая аллея, как это было почти во всех подмосковных дворянских имениях, вела от хозяйской усадьбы к тенистому пруду.

Сейчас от усадьбы имения Гольяновых не осталось и камешка - лишь только пруд и аллея, когда-то пару веков кряду наблюдавшие за графскими забавами, а ныне ставшие пристанищем для новых романтических волнений. Прежние хозяева жили здесь с петровских времен, служили отечеству, растили сыновей для государевой службы, выдавали замуж дочерей, из-за которых сразилось на дуэлях не одно поколение русских мужчин той, иной породы, готовых драться до смерти из-за женщин, карточных долгов и во имя чести.

Так уж вышло, что род Гольяновых всегда состоял на тайной государевой службе, дав немало искусных дипломатов и высших политических чинов, пока не пришел яростный и страшный 1918 год от Рождества Христова - в это лихолетье все и закончилось. Славный род Гольяновых разбросано по поверхности Земли.

Они служили иным отечествам - дипломатами и официантами, магнатами и бродячими актерами. Их имение стало государственной собственностью, пока благополучно не обрело нынешних владельцев.
Дом, который нас интересует, располагался по соседству с Графским прудом и был построен из модного в нынешние времена красного кирпича. Он являл собой причудливую смесь из разных стилей, был украшен башенками, эркерами, отдельным флигельком, где находились кабинет и библиотека хозяина, и огромным полукруглым окном почти во всю стену фасадной части третьего этажа.

Замок не замок, особняк не особняк, эта стилевая разноголосица, совмещение псевдостарины с ультрасовременностью, собственно говоря, и являлись сутью нового русского ампира. При всем нагромождении нелепостей дом смотрелся на удивление гармоничным.

И конечно, сногсшибательно дорогим. Не все дома в поселке были такими. Хотя люди, жившие здесь, явн



Назад