fb43a8b4

Канушкин Роман - Стилет 3



ОБРАТНЫЙ ОТСЧЕТ
Роман КАНУШКИН
Анонс
У Игната Воронова было два прозвища. Первое - детское, школьное, Ворон. Но он попал на кровавую чеченскую войну - и Ворон стал смертоносным Стилетом, потому что свист рассекающего воздух ножа был последним, что слышали в жизни его враги.

Стилет вернулся домой - но и дома настигла его война. Кровавый ад прошлого кошмаром ворвался в настоящее. И придется снова идти туда, откуда выбрался чудом.

Придется снова убивать, скрываться и выживать там, где выжить невозможно...
Мы не способны верить в рай и еще меньше в ад.
Х.Л.Б.
Была когда-то такая страна, парень...
Р.К.
Не бойся равнодушных,
В лучшем случае они убьют тебя.
"Песнь Зороастра..."
Специальная благодарность:
Асламбеку Эжаеву, Беку,
Евгению Сухоносову,
Сергею Лещинскому,
Николаю Симонову,
Игорю Титову,
Юрию Приме,
Александру Ф. Скляру
ПРЕДСТАВЛЕНИЕ НАЧИНАЕТСЯ
Четверг, 29 февраля
11 час. 23 мин. Время московское
- Борт три ноль девять, ответьте земле...
- Земля - триста девятый, слышу вас.
- Ну что, Кондрашов?
- Да, мы нашли ее... дивизия... Она действительно здесь. Я не спец, но похоже на часовой механизм.

Вроде бы еще есть запас времени.
- Кондрашов, не трогай ее. Это приказ.
- Земля, помехи, вас не понял.
- Кондрашов! Триста девятый...
- Слышу вас.
- Бомба с сюрпризом. Не прикасаться.
- Понял вас, понял.
- Хорошо. Мне везут сапера. Ложись на новый круг. Высота прежняя.
- Понял.
- Никакой самодеятельности. Конец связи.
Подполковник Коржава отер пот со лба белым платком с вышитыми инициалами, скомкал и спрятал влажную ткань в карман брюк. До последнего момента он надеялся, что это тупая шутка - мало ли идиотов звонят про бомбы в метро или даже чуть ли не в Большом театре.

Ну какому уроду взбредет в голову минировать боевую машину? Несерьезно все это. На кой может сдаться военный вертолет? Террорист? Зачем?

Охраняемый объект и никакого эффекта. Террорист полез бы к цивильным, гражданская авиация. Но... Коржава мял пальцами сигарету "Ява" - несмотря на все перемены, он остался верен сигаретам, которые курил уже больше двадцати лет, и чувствовал гнетущую слабость в районе желудка.

Это был рыхлый человек с усталыми плечами, крупными тяжелыми ладонями и чуть сероватым цветом лица. Он нес в себе все возможные болезненные недуги, которые заполучил, колеся по далеким военным аэродромам Крайнего Севера и знойно-пыльного Юга, и до демобилизации ему оставалось чуть более полутора лет.

В каком-то смысле Коржаве повезло - он не станет военным пенсионером в странах Балтии или ближнего зарубежья, будь они все неладны. Коржава дослуживал в нескольких километрах от Кольцевой дороги столицы и после выхода на пенсию собирался всерьез заняться своим здоровьем.

В штурманской службе не привыкать к нештатным ситуациям, но с подобным он столкнулся впервые. Теперь Коржава знал, что это не шутка. И так же как он нес в себе все немыслимые болезни, борт триста девять нес в себе бомбу, адскую машину, готовую в любой момент взорваться.

Этот молодой улыбчивый старлей с серыми глазами, старший борта Кондрашов, только что обнаружил ее. Там, где и было указано. Старлей на майорской должности...
Псих! Это действия психически больного человека. Он не выдвинул никаких требований. Абсолютно никаких.

В машине находится бомба, а машина находится в воздухе... Нет. Так тоже не получается.

Психопат проникает на военный объект и минирует боевой вертолет... И так не получается. А потом звонит, рассказывает о бомбе с сюрпризом и не выдвигает никаких требован



Назад