fb43a8b4

Капианидзе В - Беда



В.КАПИАНИДЗЕ
БЕДА
Тихо у Еремина и грустно. Только хрупкая тишина на уши давит. И
сердце стучит тук-тук, тук-тук. Селезенка екает.
Муторно!
Нынче утром с постели встал - в спину вступило. Согнулся дугой - в
бедре что-то нехорошо, лодыжку как обручем стянуло.
- Э...э...хе, хе, - кряхтит Еремин, а сам к организму
прислушивается, где еще что натянется, где булькнет.
С трудом к зеркалу подтащился - волос седой, грудь в обратную
сторону выпуклостями повернута. А нос-то, нос! Окраски сомнительной,
ноздреват не в меру.
- Э...э...хе...хе, - кряхтит Еремин, а сам не разогнется, ногу
волочит.
Думает Еремин. Мысли тяжкие всего обволакивают.
"Ну, какой ты работник, Еремин? Какую продукцию для населения
выдать можешь? Брак один, а не продукция! Вот и жена от тебя ушла, дети
не звонят, внуки на глаза не показываются. Беда! Посуды, посмотри,
полный угол. Сдал бы посуду - игрушку мальцам купил или молочка для
согрева. Молочко нос отбеливает, бальзам для любых внутренностей".
Встал Еремин, посуду собрал в сетку и тихонько с лестницы на
выход. А на улице солнышко, ветерок по лицу лапками перебирает.
Вздохнул Еремин полной грудью, на солнышко прищурился.
Хорошо-то как, господи!
Приободрился и вперед, вперед!
А на пути кореша убогие уже ждут, стеной обступили. Серые лица,
мешки под глазами. Ногами притоптывают, Еремина под руки хватают.
Н-е х-о-ч-у!!!
Хочешь, хочешь! И закружилась карусель. Звенят граненые
валдайскими колокольчиками, влага пахучая на землю льется...
Б...ы...в...а...ли дни ве...се...лыя!!!
...Тихо у Еремина и грустно. Жена ушла, дети не звонят, внуки на
глаза не показываются.
А сердце стучит тук-тук, тук-тук. Селезенка екает.
Муторно!
БЕГОМ ОТ ИНФАРКТА
По дороге, поднимая пыль, бежал толстый и тяжело дышал.
- Куда ты? - поинтересовался тонкий.
- Бегу от инфаркта! - ответил толстый, задыхаясь.
- Возьми меня!
- Пристраивайся сзади!
И они побежали вдвоем; мерно топая ногами.
- Ну и пылища! - прищурился лысый, делая ладошку козырьком. -
Куда вы?
- Бежим от инфаркта! - хором ответили толстый и тонкий.
- Возьмите меня! - взмолился лысый.
- Пристраивайся сзади! - крикнули ему бегущие.
И они побежали втроем, на ходу стряхивая пот.
"Марафонцы, - решила дама в парике, - спортсмены".
- Далеко-ли еще?! - крикнула она.
- Не знаем, - прохрипел толстый. - Бежим от инфаркта.
- Ой! - воскликнула дама в парике. - Возьмите меня!
- Пристраивайтесь сзади! - хором крикнули бегущие, увеличивая
темп.
И они побежали вчетвером, растягиваясь цепочкой.
До больницы оставалось километров пять.
В.КАПИАНИДЗЕ
ЗДОРОВЬЕ ДОРОЖЕ!
Лежу, думаю о перестройке. Где заедает? Почему тормозим?
Настроение в минус, температура в плюс. Всего лихорадит, руки-ноги
сводит... Вот, к примеру, легкая промышленность. Ну, что за бедлам?
Почему полки пустые? Почему не так, как надо? Совсем голова на части.
Еле уснул... Проснулся - опять думы. Ведь если не так, кто-то и
виноват. С кого-то и спросить не грех. А вдруг с меня?... Н...е...е, не
может быть, думаю! Кто делает, тот и виноват. А я что? Лежу, думаю...
Голова раскалывается, никакие таблетки не помогают: почему, черное
прошлое есть, светлого будущего нет? Кого к ответу? Во, опять! Всего
лихорадит, руки-ноги сводит...
Хватит!!!
Вскочил, быстро оделся и на работу. Сижу, загораю. Не думаю.
Голова как стеклышко. Звонкая. Легкость во всех членах. Присел-встал.
Присел-встал. Вздохнул полной грудью. Ни единой мысли. Хорошо! Пускай
теперь враги мои думают. В лихорадке трясутся.



Назад