fb43a8b4

Капкин Петр - В Ноздре Пирамидона



Петр Капкин
В ноздре пирамидона
НАШ СОВРЕМЕННИК
Он ходил кругами и восьмерками... заглянул в книжный шкаф - никого,
посмотрел на антресолях - и там никого, в посудном шкафу тщательно
просмотрел каждую кружку и все без исключения глубокие тарелки... - даже в
огромной фарфоровой супнице никого не оказалось: поискал в ванной, прихожей
- результат тот же. Покрутил ручку настройки транзистора, но ни от
Би-Би-Си, ни от программы "Орбита" положительного ответа не добился. Выбежал
из дому: помчался по городу, просматривая щиты объявлений - и здесь нет.
Когда пришла ночь и на небо высыпали звезды, проверил с помощью
подзорной трубы каждый квадратный сантиметр ночного неба - нет и никогда не
было.
Купил билет на самолет - улетел на Восток, пересел на теплоход -
уплыл на Север. Целый год путешествовал: с поезда пересел на собачью
упряжку, с автобуса на вертолет. Весь год не мылся, не брился. Стали ловить.
Ушел в горы. Живет в пещере, просто, без затей, вегетарианец, сыроед,
простой снежный человек. Наш современник.
БЕЗОТВЕТНЫЙ ПОЦЕЛУЙ
Они сидели на деревянной некрашеной скамейке в старом запущенном парке.
Он был в костюме полувоенного покроя цвета хаки. Она - в трикотажном
физкультурном костюме. Сидели молча, думали каждый о своем, но между тем
чувствуя присутствие друг друга, хотя и сидели не прижавшись. Он вспоминал
детство: большерукого, похожего на гориллу отца, регулярные субботние порки
и рождественские подарки, которые его сухонькая мать подкладывала ему под
подушку. А Она думала о Нем не то чтобы с неприязнью, но с каким-то
необъяснимым для нее раздражением: "Уставился в одну точку и ничего вокруг
себя не видит".
Мимо пролетал Карлсон с бутылкой пива под мышкой, важный и
сосредоточенный. Он встрепенулся и крикнул вдогонку пропеллеру: "Почем
пиво?" - крикнул так, без желания получить ответ (пива Он не любил).
Карлсон было уже скрылся, вися темной удаляющейся точкой высоко над домами,
но все же, видимо, услышал крик, так как развернулся и, пролетая на бреющем
полете мимо скамейки, выпалил как из пулемета: "Шестьдесят копеек,
"Праздрой", в Бабушкине, у станции", - и улетел. Но Он не слышал ничего,
так как опять недвижно уставил свой взгляд куда-то вперед и вниз. Она все
слышала, но никак не отреагировала - ни взглядом, ни движением.
Они сидели молча... Стемнело. Пошел дождь со снегом. Они встали, не
сговариваясь, но одновременно, и пошли в разные стороны... Они уже скрылись
друг от друга на расстояние ружейного выстрела, и стороннему наблюдателю ни
за что бы не пришло в голову, что полчаса назад Они сидели на одной скамье в
парке. Они любили ходить так же, как и сидеть. и шли долго и с
удовольствием; вышли из города - Он на одно шоссе, Она на противоположное.
Его подбросил до моря водитель рефрижератора. Ее - до другого моря -
автобус с туристской группой. Они сели в пароходы, обогнули земной шар...
вылезли из вагонов поездов противоположных вокзалов и пошли в парк -
присели одновременно на старую некрашеную скамью и, взглянув друг на друга,
улыбнулись...
Он сидел теперь так же, смотря вдаль, и думал с нежностью о детстве.
Она думала о Нем, но уже без раздражения - думала тепло и нежно...
Карлсон взял подзорную трубу и, найдя в старом парке скамейку, где Они
сидели, послал им безответный воздушный поцелуй.
ТЫ И ВЫ
"Ты" - говорят нам, и мы говорим "Ты", когда между нами существует
незримое соглашение: мы оба считаем себя хорошими или нас обоих считают
плохими.
"Вы" - другое дело. "Вы", "з




Содержание  Назад